Скандинавская принцесса
Дайсы, эльфы, похлава.
Ильмирион/Сильмайра; "Его награда", 344

Ночь опустилась на Дэалерин, и даже звезды, что обычно освещали его улицы в темное время, не показывались на небосводе. Безмолвие оглушило округу.
Имир зашел в комнату и потушил единственную свечу.

Она лежала, устремив пустой взгляд в раскрытое окно. Сильмайра третий день не перестает смотреть в него, за черту темного леса. Раньше она словно слышала чей-то зов, но теперь все было тихо. Невыносимо тихо.
Ильмирион, дрожа от вожделения, подошел к эльфийке и провел пальцами по ее волосам. Огладил лицо Сильмы, случайно смазав мокрый след на ее щеке.
Он вздрогнул. Одернул руку. Ни единого движения в ответ.

Имир с придыханием опустился к ней, обхватил ее лицо. Он целовал любимую, бережно, виновато касался губами ее лба, виска, щек. Внутри него клокотало волнение, он едва ли не дрожал, а она оставалась все такой же апатичной и бесчувственной, не придавала никакого значения его действиям.

Тогда он отстранился, выпустив ее из своих рук.
Это злило эльфа. Он был виноват перед ней, но не собирался отступать. Не теперь, когда все сделано, когда она должна быть вверена ему.
Он обошел ее ложе и снова приблизился, возвышаясь теперь за ее спиной. Ильмирион положил ладонь на тонкую шею, другой вцепился в ее платье, стаскивая его, и, оголив плечо эльфийки, припал к нему жадным поцелуем-укусом. Он продолжал оставлять на ее коже следы, но она игнорировала его, только ахала, когда он причинял ей более-менее ощутимую боль.

И тогда, взвыв от отчаяния, он оттолкнул свою безвольную любимую. Он готов был кричать, не боясь перебудить весь дом, рвал на себе волосы, не в силах срывать зло и обиду на той, кого в своем сердце боготворил.
И тогда Сильма обратила на него взгляд. Это заставило его замереть. Ильмирион медленно, словно боясь спугнуть, протянул к ней дрожащую руку. Всем своим существом он взмолился, лишь бы она не отвергла его, лишь бы смогла полюбить так, как и он любит ее...

Эльфийка двинулась – и Имир отшатнулся. Она привстала – эмиссар почти в страхе слез с ее кровати, не сводя с нее жаждущего, молящего взгляда.
Сильмайра смотрела на него еще несколько долгих мгновений... И вновь обратила светлые свои глаза в открытое окно.


Вилдериан/Лэдрил; "Окажи мне милость", 376

Неразличимые в абсолютной пустоте линии, словно невидимые ленты, кружились вихрем вокруг мага. Пустота сплеталась в невидимые узоры, образуя собой формы и подобия предметов. Вот – длинный зал с изысканными статуями, внизу – багровая дорога ковра, ведущая к высокому трону. На троне, вальяжно облокотившись на ручку и закинув ногу на ногу, сидела Она.
Несравненная. Недостижимая. Великолепная.

Вилдер сидел на полу перед ней, не смея отвести взгляд и в тоже время не желая этого. Ослепнуть для него в этот момент было и святым благословением и самым ужасным проклятием.
По его ощущениям, он сидел так целую вечность, без еды и воды. Образ Лэдрил, ее лик, сама она была для чародея и целью, и средством существа, самой его жизнью.

Но вот ей стало скучно. И это было страшным ударом. Лицо Вилдера исказил страх, он припал к ее ногам, не смея прикоснуться, но страстно желая этого. Маг боролся внутри себя и не мог победить. Это мучило, истязало его, отнимало силы, которых и так не осталось – все он отдал ей.
Он плакал. Он молил ее о милости, о помощи, об одном касании, об одном лишь взгляде черных глаз. А она, ничего не предпринимая, заливисто смеялась во весь голос.

Тогда Вилдериан осознал, что давно уже состарился, и что он, древний, немощный старик, наконец, умирает. Последняя воля покинула человека, последнее желание улетучилось, обдав тело леденящей судорогой. И тогда Лэдрил пальцем коснулась его подбородка, поднимая истощенное лицо.
Черные волосы, бесконечно длинные, гибкими волнами колыхались в пространстве, словно был то не воздух, а подводные глубины. Ее красивые черты отразились в синих молодых глазах. Сознание дрогнуло, ухватив столь желанный образ, и Вилдер, очнувшись, глотнул воздуха, словно утопающий, выплывший наконец на поверхность.
Маг в панике вскинул к ней руки, но это оказалась лишь ее тень. Лэдрил не было рядом. Прекрасная девушка туманной дымкой развеялась по залу, что начинал постепенно исчезать в бесконечном мраке. Иллюзия рушилась, пока чародей искал взглядом искусительницу. Он не прекращал безуспешных попыток, даже когда пустота загнала его в угол. Жгучая и нетерпеливая, тьма поглотила мага, обволакивала и терзала, пронзала и ласкала, погружая все глубже в себя. Вилдер обезумел, представляя, что это Лэдрил, что она не покинула его. Его боль, его радость, сам Вилдер, весь мир вокруг – все это Лэдрил, все это она.

Контрасты разрывали тело, взрывали сознание.
"Окажи мне милость... Моя госпожа".
запись создана: 01.12.2013 в 22:47

@темы: Фанфикшн, Эрининэ, Альтернативный Эрининэ