05:53 

Скандинавская принцесса
Дайсы, эльфы, похлава.
M.: В теории можно все обернуть все равно в нуар
Mebbi: нуаааар
Mebbi: сразу все такие в шляпах
Mebbi: федорах
Mebbi: и чб
Mebbi: а Ди - певица в баре хДД
M.: Киам сирота-попрошайка, Аквин социопат-детектив
Mebbi: отлично
Mebbi: надо написать кроссовер

Пишу.


952

Ночь. Мокрый асфальт отражает свет уличного фонаря, не смея забраться и озарить глухие переулки. Человек в длинном пальто, чьи глаза скрывала тень шляпы, достал зажигалку и прикурил, привычным движением закрывая огонек узкой ладонью. Затяжка. Сигаретный дым наполнил легкие. Это был заслуженный отдых, и человек закрыл глаза, наслаждаясь моментом. Можно было отложить на время все кусочки замысловатой мозаики, что он успел собрать за столь короткий срок, и просто расслабиться, замерев в ночной прохладе.
Ветер гулял по переулкам, подгоняя своими потоками сорвавшиеся листовки. Что-то проорали уличные коты. Оранжевый уголек тлел на фоне черноты. Ни в одном окне не горел свет.

Утренние газеты встревожили весь город. Мальчишка, что торговал ими сегодня у дороги, почему-то запомнился человеку своей лукавой улыбкой и особенным взглядом. Кинув ему монету, Вин дважды проверил содержимое карманов, на всякий случай.
Срочное объявление! Джек-Потрошитель на улицах Нью-Реми! Кровавый пир! Четыре жертвы в одни сутки! Все подробности на третьем развороте! Читайте! Бойтесь! Покупайте!
От нервных призывов начинало тошнить. Волнение стихло только теперь, когда люди заперли двери не на один лишь ключ, а еще и на цепочку, чтоб уж наверняка оградить себя от ужасного происшествия. Человек усмехнулся, поражаясь силе самообмана. Если убийца без особых усилий прикончил нескольких представителей элиты, обычный замок вряд ли станет для него непреодолимым препятствием.

В отличие от остальных, Аквин не боялся логически мыслить. Он обладал проницательностью и давно понял: как ни кляни Судьбу, ружье рано или поздно выстрелит. Что и произошло. Его давний враг, неуловимый, как туман, снова дал о себе знать. Спустя целых три года, это было действительно воодушевляющим известием.

Шум проезжавшей машины на мгновение вырвал его из размышлений. Все это время Аквин продолжал идти вдоль дороги, и теперь обнаружил себя, стоящим перед затертой вывеской ночного кабаре "Севилья". Сюда, как ни странно, он и держал путь.

Темнота заполнила зальчик с низким потолком. Гул, тихий звон бокалов и прочей посуды, обрывки разговоров, попеременно вторгавшиеся в разум и сбивающие мысли. Он пришел не за этим. Здесь он надеялся найти новый кусок мозаики.
Вспышка света на мгновение ослепила его, и тут же переместилась вглубь помещения, замерев белым пятном на черном рояле. Голоса смолкли, иногда с разных сторон раздавался тихий кашель. Пианист покачивался, осыпая слушателей легкими аккордами и беглыми переходами с октавы на октаву.
Затем, под стук контрабаса, на сцену вышла она.
Джоан.
Каждый ее шаг отзывался стуком, в такт начатой импровизации. Стройная фигура в алом проявилась из тьмы в окружении густого сигаретного дыма. Зрители замерли в ожидании. Замерла и музыка. В абсолютной тишине, она начала исполнять свой коронный номер.

Он стоял у стены и слушал ее томный, чувственный голос, запрокинув голову. Влившийся аккомпанемент дополнил песню, как рама придает законченный вид написанной картине.
Аквин увидел, как она поднимает руку со сжатым в ладони пистолетом, и направляет в его сторону. Наклонив голову, она заканчивает песню наигранно-сожалеюще, и нажимает на курок.
Вдох. Взгляд. Не было никакого выстрела, и никакого пистолета тоже. Аквин провел по собственной шее, в попытке прийти, наконец, в себя. Галлюцинации преследовали его по пятам, а таблеток под рукой не было. Он закурил, уже третью по счету, сигарету, и снова перевел взгляд на певицу.
Джоан медленно прошлась вдоль сцены, удостоив взглядом или же мимолетным прикосновением сидящих в первых рядах зрителей. Она протянула финальные слова песни под звон переливчатых нот, и зал наполнился аплодисментами, вперемешку с восхищенным свистом.
Певица плавным движением обвела зрителей и изящно кивнула, вскоре удалившись со сцены.
Аквин оторвался от стены и, заплатив безликому силуэту у бара, последовал к гримерным обходным путем.

***

Когда он постучался, скрывая лицо, и вошел в исцарапанную дверь с пустой табличкой, Аквин застал ее сидящей перед зеркалом. Подняв локти, она подвязывала распущенные волосы.
– Добрый вечер, госпожа Шаиньи. Аквинара Россо, частный детектив.
Она не сделала ни одного резкого движения, лишь охватила взглядом его темный силуэт в зеркале.
– Чем обязана столь позднему визиту, господин детектив?
Аквин собирался достичь разгадки, чего бы это не стоило. Он знал, что певица пересекалась с жертвами, и, более того, имела связи с его главным врагом.
– Так Вы понимали, что я вскоре выйду на Вас? – мужчина склонил голову, стягивая шляпу. – Почему не отменили выступление? Почему решили не скрываться?

У этих серых глаз не было цели, зрачки лениво проскальзывали по зеркальному отражению гримерки. Она тонкими пальцами взяла мундштук и, поднеся его к губам, повернулась к детективу, обратив на его высокую фигуру затуманенный взгляд из-под ресниц. Аквин предложил ей прикурить, терпеливо ожидая, когда она заговорит.
Джоан сделала затяжку и, приподняв изящный подбородок, выпустила дым из открытого рта. Скудное освещение скользнуло по алым губам, и тут же затерялось в поплывшем белом тумане.
– Я ждала встречи с Вами, детектив.
Ее слова густой патокой вливались в его сознание. В голове снова помутилось, то ли от затхлого воздуха, то ли от нового дыма.
– Ведь только Вы в силах помочь мне.
Аквин убрал спавшие на лоб волосы и внимательнее всмотрелся в лицо певицы, ее бледную кожу, поблекшие глаза и алые, кроваво-алые приоткрытые губы.
– Так значит, Вы ищете моей защиты? Действительно, Вам есть, чего бояться. Четырех жертв связывает не только схожее аристократическое происхождение, но также и то, что они все были знакомы с Вами. Но Вы не боитесь полиции...
Ее смех прервал детектива, поэтому он выдержал паузу.
– Так кого же вы боитесь, Джоан?
Она улыбнулась, встала с места и обошла Аквина, замерев в полу-обороте за его спиной. Ее шепот поразил его, как молния.
Раздался гром. Ливень громко стучал по стеклу.
Черноволосая красавица спала, пристроив голову на груди мужчины. Сам он не сводил взгляда с размытого окна.
Все шло по плану. Скоро мышеловка захлопнется, и надоедливый детектив больше не сорвет ни одной сделки.

@темы: Альтернативный Эрининэ, Оффтоп

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Таверна на лесной опушке

главная